Войти

Северное сияние над шельфом Сахалина

Избранное Северное сияние над шельфом Сахалина

«Газпром» обладает уникальным опытом работы на российском континентальном шельфе. Сегодня мы хотим познакомить вас с непростым процессом бурения на море. В навигационный период 2013 года «Газпром» бурит две разведочные скважины на Южно-Киринском месторождении на шельфе Охотского моря (проект «Сахалин-3»). Мы побывали на полупогружной плавучей буровой установке (ППБУ) «Северное сияние» — одной из нескольких установок, построенных в последние годы Выборгским судостроительным заводом по заказу «Газпрома».

 

Добирались на объект мы так же, как и вахтовики, работающие на нем. Началось наше путешествие из порта Корсаков, недалеко от Южно-Сахалинска.

Перед тем, как попасть на корабль Fos Universe панамской компании, нам пришлось пройти таможенный и пограничный контроль, все необходимые процедуры при пересечении государственной границы, так как район работ, куда мы направлялись, находился за пределами территориальных вод Российской Федерации.

Экипаж состоял главным образом из индонезийцев. Все они были очень дружелюбными, и сложностей в общении не возникало, даже на нашем «ломаном английском».

Нам предстояло идти чуть больше суток на этом корабле — путь из порта Корсаков до Южно-Киринского местороджения неблизкий — 824 км или 445 морских миль.

Сначала все это казалось заманчивым морским круизом. На снимке — участники пресс-тура.

Но не тут-то было... Когда мы вышли из залива Анива в открытое Охотское море, началось испытание качкой.

Большинство из нас предпочитало терпеть эти не самые приятные ощущения в таких вот каютах.

А кто-то смотрел фильмы в местном кинозале.

Особое настроение создавал кок Юрий Стахов, по профессии оказавшийся художником. На судно он попал, соблазнившись романтикой моря.

Юрий готовил нам вкуснейшие блюда. Его пригласили специально для русских вахтовиков, желудки которых не привычны к азиатской кухне. Жаль, что из-за качки есть не очень хотелось.

Шторм, который, в общем-то, по меркам Охотского моря и нельзя было назвать таковым, местные «морские волки» оценили примерно в 3 балла. Для капризного Охотского моря не редкость шторма в 8 баллов, а иногда — и во все 10. Впрочем, ППБУ «Северное сияние» сконструирована для работы в тяжелых климатических условиях, так что и при сильных волнениях на море не прекращает свою работу.

И вот, наконец, как мираж, это грандиозное сооружение показалось на горизонте.

Платформа прибыла на точку бурения с места базирования в п. Холмск (Сахалинская область) с помощью двух буксиров. Поскольку плавучая установка является самоходной, она также способна перемещаться самостоятельно. Процесс установки такой ППБУ занимает в зависимости от условий 2–4 суток и является очень трудоемким.

В ходе этой операции платформу держат на буксирах два парохода. Специалисты по заданным координатам, которые определяются в процессе изысканий, через спутник четко определяют место постановки.

Перед установкой дно исследуется дистанционно управляемыми глубоководными аппаратами, то есть роботами (remotely operated vehicles, ROV), чтобы исключить наличие на заданной точке металлолома, останков кораблей, валунов, галечников, которые могли появиться в период между изысканиями и установкой ППБУ.

Эти роботы помогают и в процессе бурения. Также с их помощью осуществляется постоянный контроль за состоянием устья скважины.

С помощью буксиров ППБУ позиционируется относительно сторон света в зависимости от результатов метеоизысканий и фиксируется посредством 8 якорей весом 15 тонн каждый — по два якоря на каждый угол платформы.

Платформа также является мини-портом, обслуживающим в день до 3–4 судов. Корабли не швартуются к платформе — у них должна быть система динамического позиционирования.

К слову сказать, перед нашим подходом одно из суден не могло разгрузиться из-за высоких волн, и было вынуждено несколько часов курсировать рядом, ждать, пока море успокоится.

Взбираться с корабля на платформу площадью почти с футбольное поле и высотой как 43-этажный дом (от низа понтона до верха вышки высота платформы достигает 128 м) нам пришлось в шестиместной люльке.

На местном сленге ее называют frog (в переводе с английского — «лягушка»). Было немного страшновато — все-таки это не аттракцион в парке развлечений, где такие кабинки жестко фиксируются.

Подъемный кран подцепил люльку и, подняв высоко в воздух...

...мягко опустил в центр вертолетной площадки, где нас со всем радушием встретил экипаж.

ППБУ «Северное сияние» способна строить разведочные и эксплуатационные скважины в диапазоне температур от —30 до +45 градусов по шкале Цельсия. Она может бурить скважины глубиной до 7500 м при глубинах моря от 70 до 500 м. Сейчас «Северное сияние» бурит свою первую разведочную скважину глубиной 3200 м.

Цель бурения — подтверждение запасов и уточнение геологической структуры Южно-Киринского месторождения. Глубина моря в этом районе — около 146 м.

У «Северного сияния» два начальника. Начальник ППБУ Александр Демченко (справа) руководит экипажем с момента постановки ППБУ на точку бурения и до момента снятия с точки бурения. Когда установка меняет местоположение, вся буровая бригада сходит на берег, остается лишь перегонная команда, начинается выполнение морских операций (буксировка, постановка и снятие с якорей, самостоятельный переход), главным становится капитан ППБУ Валерий Соломатин (в центре). Слева на снимке руководитель группы по связям с общественностью и средствами массовой информации ООО «Газфлот» Сергей Ситник.

Первым делом — инструктаж по технике безопасности. Его провел 2-й помощник капитана Андрей Бурков.

На ППБУ расположены четыре спасательные шлюпки вместимостью по 64 человека. То есть мест в шлюпках — в два раза больше допустимого количества людей на платформе, чтобы при необходимости провести эвакуацию персонала с одного из бортов.

Кроме того, имеются 8 надувных спасательных плотов вместимостью 35 человек каждый. В случае тревоги каждый сотрудник должен надеть гидротермокостюм и спасательный жилет, и перед посадкой в шлюпку перевернуть жетон со своим судовым номером, чтобы после посадки экипажа в шлюпки было понятно, кого из сотрудников искать на платформе перед эвакуацией.

Шлюпка выглядит как капсула и способна проходить через огонь. Она имеет запас хода на сутки и может двигаться со скоростью 6 узлов и еще буксировать за собой плоты. В шлюпке есть все необходимое — набор жизнеобеспечения, набор для оказания первой помощи, радиостанция и др. На снимке — сотрудник пресс-службы «Газпрома» Дмитрий Мартыненко.

После инструктажа знакомимся с производственным процессом. На снимке — главный пост управления или, как его называют моряки, капитанский мостик. Слева — старший помощник капитана Дмитрий Карпов, справа — 3-й помощник капитана Павел Юдченко.

Заместитель главного инженера ООО «Газпром геологоразведка» Роман Окишев утверждает, что грунты в море не сложнее, чем, например, в Западной Сибири. Главная сложность в том, что в море не видно не только забоя (дна скважины), но и устья (ее начала). Проблема эта, как мы уже говорили, решается с помощью подводных аппаратов, которые позволяют увидеть все, что происходит под водой, на мониторах буровой установки.

При строительстве скважин используются обсадные трубы разного диаметра (по мере углубления скважины диаметр труб уменьшается, поскольку конструкция скважины устроена по принципу «телескопа»).

Огромный кран достает со стеллажей трубы и подает их на роторную площадку. Трубы сделаны из очень прочного металла, специально для глубокого бурения.

Сначала бурится пилотный ствол самым маленьким диаметром — 215,9 мм — примерно на 600 м вглубь. Его цель — определить наличие придонного газа и глубину спуска первой обсадной колонны.

Если бурение пилотного ствола прошло нормально, начинается бурение под обсадные трубы диаметром 762 или 914 мм для первой обсадной колонны. Затем колонна спускается, цементируется, происходит бурение под колонну меньшего диаметра, но глубже, и так далее.

На снимке изображен так называемый «спайдер» или «паук», который одним «щупальцем» держит одну трубу, а вторым «хватает» другую, скручивая их между собой. Все происходит минуты за две. На профессиональном сленге несколько скрученных труб называются «свечой». При нас производили спуск инструмента «свечами» на глубину 1750 м.

Помощники бурильщика 6 разряда Шамиль Увайсов и Сергей Потапов опускают ручные клинья, которые дополнительно зажимают трубу, чтобы зафиксировать ее в роторе.

Данные по бурению выводятся в кабину бурильщика, где он, глядя на мониторы, следит за нагрузкой на долото (породоразрушающий инструмент), заданной скоростью бурения и т. д. На снимке — бурильщик 8 разряда Евгений Ткаченко управляет бурением разведочной скважины.

Бурильщики управляют процессом с помощью джойстика, как будто играя в компьютерную игру, и переговариваясь по рации. Каждый день бурится примерно 200 м. На снимке: бурильщики 8-го разряда Сергей Макаров (на переднем плане) и Евгений Ткаченко (на заднем плане).

А в другом помещении платформы специалисты по геолого-техническим исследованиям следят за датчиками, которые расположены на всей буровой и контролируют технологические параметры. Их задача не «проглядеть» признаки аномального выброса газа. Хотя все время в процессе бурения в скважине находится буровой раствор, который создает противодавление в стволе. На снимке инженер-геолог Александр Хаустов (на переднем плане) и инженер-геофизик Виктор Балаба (на заднем плане).

В процессе бурения из грунта вместе с буровым раствором на поверхность поднимается огромное количество шлама. Через специальное вибросито (на снимке) буровой раствор очищается.

После очистки буровой раствор снова закачивается в скважину с помощью насосов, которые вы можете видеть на снимке.

Для сохранения неприкосновенности мест нереста рыб и моллюсков, а также чтобы не замутить придонные воды, весь шлам и другие отходы вывозят в контейнерах на специальный полигон для утилизации, который расположен на берегу.

После того, как пробурена скважина и проведены геофизические исследования, спускается эксплуатационная колонна и начинается испытание скважины. В колонну спускаются перфораторы, которые простреливают в боках колонны отверстия. Затем давление в скважине снижается, вызывается приток газа, оборудование на борту ППБУ фиксирует дебит (объём газа, добываемого из скважины за единицу времени) и параметры газа. После завершения испытаний в скважину закачивается раствор, газ задавливается обратно в пласт. Если в пласте несколько потенциально продуктивных горизонтов, испытания происходят снизу вверх.

На фото — старший механик по судовому оборудованию Юрий Чернов и машинист-обходчик по котельному оборудованию Виктор Григорьев, которые контролируют работу соответствующих систем ППБУ.

Конструкция морской скважины представляет собой последовательно спущенные и зацементированные обсадные колонны от большего диаметра к меньшему. В верхней части скважины межколонное пространство герметизируется при помощи специальных уплотнительных колец. На снимке — представитель сервисной компании по спуску обсадных колон Weatherford проверяет гидравлический ключ.

После бурения и получения всех необходимых данных, в местах, где поработал перфоратор, ставятся цементные мосты, в скважину закачивается буровой раствор, а на устье скважины ставится каптажная головка. Она выполняет функцию предохранительного клапана, как пробка в бутылке шампанского, не давая выхода газу. Кроме того, сверху ставится противотраловая защита на случай прохождения кораблей, попадания валунов и камней. На фото — цементировочный агрегат.

Все противовыбросовое оборудование, которое монтируется на устье скважины, выступает над уровнем моря на 1,8–2 м. На фото — старший механик по подводно-устьевому оборудованию ППБУ «Северное сияние» Андрей Ивлев.

Труд на платформе нелегкий и рабочие должны хорошо питаться. Поэтому здесь готовят самые различные блюда, не делая упора на какую-то специфику, поскольку состав экипажа многонациональный. Завтрак-обед-ужин по расписанию, но если кто-то проголодался, без бутерброда и чая не останется. Повара работают круглосуточно в две смены. На фото — повар 5 разряда Юрий Гоменюк на камбузе ППБУ выставляет на раздачу приготовленный обед.

Смена вахтовиков длится один месяц, поэтому на платформе созданы комфортабельные условия. Есть комната отдыха, спортзал, кинозал, сауна и, конечно же, медицинский кабинет. На фото — судовой врач Евгений Сивер.

Уже собираясь покидать платформу, мы вдруг увидели в машинном отделении, где расположены основные дизель-генераторы для производства электроэнергии, веселую рожицу. Такой вот заряд энергии мы получили на прощанье.

Вот и завершилась наша экскурсия на «Северное сияние». Мы отправляемся домой, а команде буровой предстоит достроить разведочную скважину на Южно-Киринском месторождении.

Газ Южно-Киринского месторождения, текущие запасы которого по категориям С1+С2 составляют 563,9 млрд кубометров газа и 71,7 млн т газового конденсата, предполагается направить на газификацию Дальнего Востока, а также на завод по сжижению газа, который будет строиться в районе Владивостока. На снимке — танкер газовоз заправляется сжиженным природным газом (СПГ) на сахалинском заводе по производству СПГ.

Редакция сайта ОАО «Газпром»

Последнее изменениеЧетверг, 29 августа 2013 18:52
Газпром

ПАО «Газпром» — российская энергетическая компания, занимающаяся геологоразведкой, добычей, транспортировкой, хранением, переработкой и реализацией газа, газового конденсата и нефти.

Сайт: energo-24.ru/company/neft-gaz/item/gazprom.html

Похожие материалы (по тегу)

Последнее от Газпром

Добавить комментарий

Защитный код Обновить